16:18 

Terra Cee
Comprehension is the key to all things
Название: Материнская любовь (A Mother's Love)
Автор: InsominiacArrest
Художник: Marcel P. Massegu

Синий и Жёлтый Алмаз готовят Розовый Алмаз к роли правительницы.

Синяя чувствовала, что её губы сжаты, а их уголки опущены вниз, брови сдвинуты, образуя букву "v", ноздри раздуваются. Она знала, как выглядит, и хотела справиться с гневом прямо сейчас, чтобы казаться сдержанной. Она пыталась думать о холодной безмятежности.
Рождение пылающих белых звёзд, прохладный солнечный ветер, лёд, блестящие ледяные планеты. Ничего не помогло — она всё ещё хмурилась, когда входила в комнату.
"Жёлтая!" — она старалась, чтобы её голос был похож на дуновение прохладного солнечного ветра, но у неё не получилось. Она вошла, топая ногами, и упёрла руки в бока. — "Жёлтая!"
Жёлтый Алмаз стояла на командном посту спиной к ней и следила за расширением новой колонии. Через некоторое время она повернулась.
"Что случилось, Синяя?" — уклончиво спросила она, пока они осматривали друг друга.
Синий Алмаз ещё сильнее сжала губы, будто бы она не знает: "Розовый Алмаз заперлась в своих апартаментах".
Она едва заметно закатила глаза: "Отлично. Там она может изучить схему галактики".
Синий Алмаз скривила губы. "А знаешь ли ты, почему Розовая заперлась в своей комнате?" — спросила она с раздражением.
Она заметила, что, вздыхая, Жёлтый Алмаз слегка опустила голову, потом потянулась к выключателю монитора и повернулась. "Ты действительно хочешь обсудить это прямо сейчас?" — спокойно и тихо спросила она.
Синий Алмаз покачала головой: "Нам бы не пришлось этим заниматься вовсе, если бы ты не сорвалась на неё".
"Я почти не поднимала на неё голос", — резко произнесла она, заложив руки за спину и подойдя ближе. "Просто она…" — Жёлтая колебалась.
Синий Алмаз подняла бровь, они пристально и строго посмотрели друг на друга: "Просто она что?"
"Неопытная," — со сдержанной твёрдостью произнесла Жёлтая. Она взглянула на неё, и Синий Алмаз расправила плечи.
"Вот как? И поэтому ты назвала её "тупым, убогим, бракованным Рубином без чувства направления"?" — произнеся это, Синяя вздёрнула подбородок, словно подначивая опровергнуть её слова.
Жёлтый Алмаз немного напряглась: "Она не…" — она опять вздохнула. — "Она направила нас в четвёртый сектор вместо двенадцатого во время последнего скачка. Во время последних пяти скачков, если быть точнее".
Синий Алмаз сердито посмотрела на неё: "Жёлтая, она едва вышла из земли!"
"Синяя, даже ты в её годы покоряла планеты", — Жёлтая помассировала переносицу.
Синяя слегка стиснула зубы. "Она. Это. Не. Я", — её глаза сузились. — "И не ты". Жёлтая ничего не ответила и вместо этого подошла к большому экрану на стене. Синяя слегка нахмурилась. "И что ты подразумеваешь под "даже я"?" — бросила она.
Жёлтый Алмаз тихо усмехнулась: "Ладно, да". В конце концов, она уступила и подошла к Синей, и её плечи расслабились: "Я пойду поговорю с ней".
Синяя внимательно смотрела под ноги: "Это не то, чего я хотела. Я уже пробовала".
Жёлтая взглянула на свои руки: "Ну а я — нет".
Синяя слегка наклонилась вперёд. "И ты думаешь, что тебе это удаётся лучше, чем мне?" — она произнесла эти слова с нотой возмущения.
Жёлтая тихо фыркнула и подняла лицо Синей, приблизив его к своему: "О звёзды, нет", — Она смотрела на её рот, и кожа Синей покрылась мурашками. — "Ни одна из нас не ожидала такого, верно?"
Синяя ничего не могла сделать, кроме как медленно выдохнуть: "Алмазов всегда должно быть четверо". Они только кивнули друг другу, и невысказанные слова повисли в воздухе.
"Я стараюсь", — взгляд Синей упал вниз, и в это мгновение она почувствовала себя странно маленькой. Как будто то, что она читала всю жизнь, было написано на незнакомом языке.
Она почувствовала мягкое нажатие на свой лоб и отстранилась, чувствуя, как её Жемчуг отводит взгляд. Они называли это протослиянием: контакт без объединения.
Синяя ещё немного отступила, Жёлтая обхватила ладонью её подбородок. "Ты", — Жёлтая сделала глубокий вдох, — "делаешь всё возможное и невозможное". После длинной паузы она сказала, запинаясь: "Это действительно впечатляет".
Внутри неё что-то повернулось, и она почувствовала, что ей не хватает воздуха.
Синяя покачала головой, а Жёлтый Алмаз наклонила её назад, чтобы ещё раз поцеловать. На мгновение она закрыла глаза, и тут они услышали звук удара и крик, доносившийся откуда-то из глубин корабля.
Ладонь Жёлтой скользнула по её руке и талии прежде, чем та отстранилась. "Пойду поговорю с ней", — смиренно произнесла она, и Синяя кивнула.
"Помни", — она погладила её по лицу, — "будь снисходительна".
Жёлтый Алмаз подняла брови и повернулась к двери: "Разве я не всегда снисходительна?"
Она смеялась про себя, пока Жёлтый Алмаз уходила, а в нескольких комнатах от них Розовая разбивала очередной Зефирит.

Синий Алмаз сидела на смотровой площадке; недавно терраформированная планета лежала под стеклянной плитой под ногами. Белая планета с жужжащими телепортами и только что сформировавшимися самоцветами, выбирающимися из богатой породы внизу. Она широко улыбалась, видя их полные благоговения лица.
"Ого!" — Розовый Алмаз забралась к ней на колени, дёргая её мантию. — "Расскажи мне про неё. Как мы победили?"
Пытаясь привлечь внимание, Розовая чуть ли не подпрыгивала. "Что ж," — просто начала Синяя, — "94% живых организмов составляли бактерии, и только 0,09% - разумные сущ…"
"Нет-нет-нет!" — почти простонала Розовая, наклоняясь поближе к ней. — "Расскажи это как сказку. Сказку!"
Синий Алмаз тихонько хмыкнула и постаралась спрятать улыбку: "С начала?"
"С интересной части!" — она скрестила руки на груди.
"Интересной?" — Синий Алмаз подняла бровь. — "Как Изумруды прорвали их оборону?" — она поцеловала её макушку.
Та засмеялась: "Не так!"
"И Яшмы десантировались на поверхность?" — она провела руками по её маленьким бокам.
"Терпеть не могу! Не щекочи", — она извернулась и рассмеялась.
"А Ляпис-лазурь испарила всю воду, и Янтарь сдвинула земную кору?" — она покрывала её щёки неловкими поцелуями. Розовая сопротивлялась им.
"Сиииняя", — заныла она, болтая ногами, — "покороче".
"Как сейчас?" — невинно спросила она.
"Нет", — Розовая раскачивалась вперёд-назад, — "как сказку. Как ты всегда рассказываешь".
Синий Алмаз посмотрела вверх, изображая непонимание: "И как же?" Она нежно улыбнулась.
"Ох!" — Розовый Алмаз взмахнула руками. — "Вот почему Жёлтая называет тебя "невозззможжжной"".
Синий Алмаз не смогла удержаться от хриплого смешка. Розовая смогла уловить и передать впечатление, которое производил голос Жёлтой. "Невозможной и невероятной", — сказала она опять этим голосом.
Синяя засмеялась: "Это очень точно".
Розовая пожала плечами: "Ты ей не нравишься".
Синяя подняла бровь: "Почему ты так считаешь?"
"Из-за звуков из твоей ком…"
"Розовая!" — они чуть было не начали разговор, к которому Синей очень не хотелось приступать, когда дверь в помещение со свистом открылась. Её накрыло облегчение, когда она увидела входящую фигуру.
"Я заметила, что вы двое следите за ходом работ", — отрывисто произнесла Жёлтая, деловито смотря вниз.
"Жёлтая! Жёлтая!" — Розовая размахивала руками. — "Синяя собиралась рассказать мне сказку".
Жёлтый Алмаз подняла бровь: "Прямо сейчас?"
Розовая решительно кивнула: "Давай изображать разные голоса".
"Голоса?" — Синяя посмотрела на них обеих.
"Да," — Розовая устроилась поудобнее на её коленях. — "Покажи слабых вражеских бойцов, которые проиграли нам, как трусы".
Синяя хихикнула и прикрыла рот: "Я не знала, что ты умеешь имитировать голоса".
Жёлтая громко хмыкнула: "Мы должны спуститься вниз и собрать войска…"
Синяя закатила глаза: "Во имя звёзд, Жёлтая, мы только что обустроили новую колонию".
"Мне обещали сказку!" — яростно воскликнула Розовая, её маленькие глаза сердито сверкали.
Она почувствовала на себе взгляд Жёлтой. "Ну что же", — медленно произнесла она, — "думаю, сказка поможет в обучении Розовой основам стратегии".
Синий Алмаз подвинулась, чтобы Жёлтая могла сесть рядом, и почувствовала, что та обняла её за плечи. Заявление, требование. Она слегка дрожала. Им придётся разобраться с этим.
Вместо этого она открыла диагностическую страницу и вывела изображения флоры и фауны покорённой планеты. Розовый Алмаз подпрыгивала, сидя у них на коленях.
"Это было огромное место!"
"Действительно", — начала Синяя. — "Всё началось с боевого дроида Рубина, который засёк на своём мониторе маленькую зелёную точку…" — она начала рассказ.
Она не могла понять, почему как будто что-то стиснуло её грудь, и её переполняли чувства, которые она не испытывала, даже когда подавила первое восстание или позировала для первого портрета как завоевательница. Жёлтая сжала её плечо, глаза Розовой горели, и она выбросила эти мысли из головы.
Это было чем-то совсем другим.

"Она не готова", — Синий Алмаз сжала кулаки, чуть ли не топчась на пыли, оставшейся от разбитого Голубого Агата.
Жёлтый Алмаз прищурилась и отвернулась. "Она сделана из того же материала, что я и ты", — безапелляционно заявила она. — "Она была создана готовой".
Синяя почти прорычала: "Она слишком молода. Во имя звёзд, Жёлтая, она чуть выше Яшмы!"
Жёлтая повернулась к окну: "И ты совершенно точно знаешь, что она, скорее всего, не сможет стать больше. Она пробыла здесь слишком долго".
Плечи Синей слегка опустились, вина терзала её: "Это не наша… это не было нашей виной".
"Я знаю, Синяя", — резко сказала она, — "но она чувствует, что мы обращаемся с ней по-другому. Тебе пора понять".
Синяя подняла голову и угрожающе шагнула вперёд: "Что понять?"
Она почувствовала тяжёлую ладонь у себя на плече: "Что пора отпустить её".
Синяя сбросила руку: "Ты хочешь отпустить её не больше, чем я". Она нахмурилась, когда та подалась вперёд. "Знаешь, она…" — она съёжилась, — "чувствует. Привязывается. Она безрассудна. Неопытна!"
"Мы не можем удерживать её вечно!" — Жёлтая потеряла самообладание и всплеснула руками. — "Всё, что она делает, — это жалуется, кричит, устраивает истерики. Ей это не на пользу".
Синяя посмотрела вниз. "Я…" — она открыла и закрыла рот, — "я знаю".
"Она задыхается здесь", — руки Жёлтой тоже сжались в кулаки.
Синяя скрипнула зубами: "Просто я не хочу увидеть её поражение. Это разобьёт её, Жёлтая, ты же знаешь, какая она ранимая. Я не хочу видеть её… страдающей".
Жёлтая сжала губы. Она стояла перед ней, наклонив голову так, что их лбы едва соприкасались. "Я знаю, как сильно ты беспокоишься о ней", — прошептала она. — "Я тоже о ней беспокоюсь".
"Я беспокоюсь", — Синяя взглянула вверх и встретилась взглядом с Жёлтой, её рот немного приоткрылся, и внутри неё что-то болезненно забилось.
Жёлтая взяла её за руки и сжала их: "Между нами ничего не изменится".
Всё, что она смогла сделать, — это едва заметно кивнуть. "Просто я тревожусь за неё", — она чуть не всхлипнула. — "Она будет сама по себе".
Она почувствовала поцелуй в уголке рта: резкий, приятный. "Время пришло", — ответила она, — "она должна начать вести себя, как Алмаз". Синяя лишь вздохнула. Жёлтая откинула назад её волосы.
"Кроме того", — произнесла она мягче, — "на этой планете едва зародилась многоклеточная жизнь. Она самая лёгкая, которую я смогла найти".
Синяя опустила голову и медленно посмотрела назад. "Я верю тебе", — она посмотрела в окно. — "Она прекрасна".
Она смотрела на маленькую голубую точку на экране и через мантию почувствовала руку Жёлтой на своей спине и поцелуй на своей шее. "С ней всё будет хорошо".
Губы Синей слегка дрожали: "Я буду скучать по ней".
"Я тоже".
Обе кивнули; Жемчуга подтвердили, что торжество по случаю отправления корабля начнётся через несколько часов. Вздохнув, Синяя кратко помолилась силе, защищавшей живых существ с детьми.


@темы: Стивен и занимательная минералогия, картинная галерея, фанфики не горят, я у мамы переводчик

URL
Комментарии
2018-08-13 в 13:58 

Ysahara
Прекрасный текст :heart:

2018-08-13 в 22:15 

Terra Cee
Comprehension is the key to all things
Ysahara, спасибо.

URL
     

Нулевая энтропия

главная